12+

Последние изменения на сайте: 17.01.2018 22:13:34

Коржевское сельское поселение
Выборы президента 18 марта 2018 года

Статья. История моего хутора

 

История моего хутора

 

Автор: Рахманина Ксения Павловна, 11-А класс МБОУ СОШ № 19 хутора Коржевского муниципального образования Славянский район Краснодарского края. 2013 год

Руководитель: Курдюмова Елена Анатольевна

История земли кубанской подобна полноводной реке Кубани, что вобрала в себя воды ручейков и маленьких речушек. Она складывается из воспоминаний старожилов, рассказов бабушек, легенд, рожденных народным творчеством, впитавшим в себя мудрость, думы, мечты и поверья народа, а также и с исторических фактов. Не только государства и известные города, но и маленькие станицы, небольшие хутора имеют легенды о своем рождении, в которых переплетены достоверные факты и сотни раз пересказанные, передаваемые из поколения в поколение, поверья.

Человек имеет возможность не только вспоминать прошлое и хранить его в документах, но и передавать следующим поколениям. Наше поколение многие называют «Иванами, не помнящими своего родства» за то, что молодежь мало изучает и не стремиться знать свои корни, не ведает, откуда пришли названия мест, улиц, поселков, не понимает сути обычаев и обрядов предков.

История моего хутора Коржевского, находящегося на западе Славянского района в междуречье устьевых рукавов реки Кубани, тоже овеяна легендами, поверьями, о которых, к сожалению, знает очень мало людей. А мне хотелось бы, чтобы кроме меня историю моего хутора узнали как можно больше людей, поэтому я решила подробно описать её.

Хутором в нашей местности издревле было принято называть казачье поселение на отдельных окраинах станичного юрта. В свою очередь, юрт – это угодье куренной земли; вся земля в округе Казачьего Войска делилась на юрты, границы которых определялись Войсковыми Кругами. Население хутора выделялось из станицы, но сохраняло с нею хозяйственные и административные связи, подчиняясь станичному атаману его и представителям.

«О-о-о, колы це було… Кажуть люды, шо жив тут пан Коржевскый. И була у его усадьба. Богатый був, батраки робылы на его зэмлях…» — сколько раз так начинался долгий зимний вечер, когда я приставала к моей прабабушке, Охрименко Раисе Ивановне (1912 — 2005) с просьбами рассказать мне что-нибудь интересное. Еще маленькой девочкой я наизусть знала легенду о нашем хуторе: знала из рассказов, что здесь жил богатый пан, что была у него добротная, красивая усадьба и были у него работники. Долгое время я считала, что все так и было на самом деле, тем более что наша соседка, Герасименко Александра Николаевна, подтверждая слова моей бабушки, рассказывала нам о возникновении хутора то же самое, приговаривая: «Так воно и було, бо моя маты была у него в наймычках!».

Из рассказов прабабушки мне также было известно, что здесь еще до Коржевского было семь небольших хуторков, каждый из которых имел свое название. Скорей всего, хуторки получали свои названия по фамилиям тех казаков, которые там жили: такие как Коваленкивский (казака Коваленко), Павленкивский (казака Павленко), хутор Свистельника и другие… Хутор казака Греся первым появился на этих землях, а Коваленковский хутор был самым богатым – зажиточный казак Коваленко имел свою мельницу и маслобойню. Немногое сегодня известно о семьях, быте тех людей; они же память о предках чтили свято, завещая и нам хранить эту память. Потомки тех казаков живут в нашем хуторе и поныне: 4 семьи прямых потомков казака Греся ( 10 человек), 6 семей Павленко (15 человек ), 5 семей Коваленко (21 человек). Среди них учителя, воспитатели, механизаторы -ветераны труда и гордость хозяйства. Молодые представители коренных казачьих семей учатся в нашей школе.

Среди семи хуторов этой местности был хуторок с очень смешным названием «Голопузьевка», это название частенько звучало в нашем доме, когда, вспоминая молодость, бабушка, бранясь на деда, называла его «голопузянцем». Ответить на вопрос, почему так называют жителей этой местности, смогла нам лишь моя прабабушка, Цопкало Анна Андреевна. Она выросла в соседнем хуторе Поворот (ныне хутор Светлый путь) и рассказала, что среди казачьих семей, заселивших здешние места, был один бедный казак, фамилию которого, к сожалению, никто уже не помнит. У него была самая маленькая хата-мазанка, но самая большая семья – 12-14 детей (по разным данным), которые бегали по близлежащим хуторам в одних коротких холщовых рубашонках с голыми животами. Каждое утро ребятишки, словно горошинки, рассыпались по здешним местам, где добрые казачки их подкармливали: кто даст пирожок с сыром, кто вареник с вишней. Гости хуторян и проезжающие видели этих детей, поэтому и дали всей нашей местности прозвище «Голопузьевка».

Хутор Отруб получил свое название потому, что его земли не славились плодородием (были песчаными), поэтому казаки там не селились, а отдавали эти земли иногородним (москалям). Во второй половине двадцатого века, после создания на этих землях рисоводческого хозяйства, на месте хутора Отруб расположилось четвертое рисовое отделение.

После смерти прабабушки я вдруг поняла, что нужно что-то делать, чтобы сохранить историю возникновения нашего хутора. Поэтому я принялась за составление карты нашей местности, еще раз уточняя все известное мне у прямого потомка казака Греся Калиты Раисы Максимовны. [Приложение 1]

В настоящее время на месте исторически существовавших хуторов Павленковского, Коваленковского и хутора казака Греся находятся улицы Краснодарская, Комсомольская, Победы нашего поселка. На месте знаменитой Калабатки сегодня находятся подворья семьи Поливар. Мне также удалось узнать, что и в этой семье есть потомки казаков — первых жителей наших мест: Коваленко Нина Павловна стала в 1953 году женой казака Поливары, приехавшего в эти места из Абинского района в послевоенные годы.

По одной из легенд, много веков назад на берегу реки Курки находился хутор Калабатка. О нем же, как об одном из семи хуторов наших мест, мне стало известно из рассказов прабабушки, но объяснить непонятное название она не могла. Поэтому вопрос: «Где находилась и чем была знаменита Калабатка?» я задала маме, библиотекарю школы.

Она рассказала, что такой хутор возник задолго до появления запорожцев на Кубани, так как испокон веков земли нынешнего Краснодарского края принадлежали многочисленным адыгским племенам, которые во времена А.С.Пушкина начали называть черкесами. Наиболее известны такие коренные народы, как натухаевцы, шапсуги, абадзехы, темиргоевцы. Под натиском других народов все они вынуждены были то покидать обжитые земли, то, при первом удобном случае, возвращаться на земли предков.

Меоты и сарматы, скифы и греки, римляне и половцы, ногайцы и адыги, запорожские казаки и русские крестьяне – кто только не оставил след на этой кубанской земле.

В 1475 году турки разорили генуэзские колонии в Приазовье и Крыму и установили там свое владычество. Веками натухаевцы, занимавшие земли северо-западной части современной территории края, клином уходящие к Кубани, сражались с завоевателями. Турки, стремясь удержаться на этих землях, строили крепости, возводили валы, но подвергались постоянным набегам натухаевцев, бесжалостно уничтожавших сооружения захватчиков.

Анализируя эти сведения, я пришла к такому выводу: возможно, что в наших местах когда-то находилась одна из турецких крепостей, которую неоднократно сжигали и разоряли натухаевцы. Известно и то, что с казаками натухаевцы жили очень мирно, они вели торговлю, выдавали за казаков своих дочерей, братались (становились кунаками). Поэтому, когда в эти места пришли казаки, они и узнали от местных жителей, что это место называли «калабаткой». Позднее здесь возник одноименный казачий хутор.

В попытке найти подтверждение легенде, я изучила книгу «Тайны географических названий», в которой нашла следующее: «В Славянском районе есть хутор Калабатка. Откуда такое название? Турки хотели построить крепость на землях натухаевцев. Задобренные султаном, многие старшины дали свое согласие. Но один из них, из сильного рода Сукоко, был против. И все же крепость была построена. Тогда старшина со своими джигитами сжег ее. Турки восстановили крепость, но старшина снова сжег ее. Так было несколько раз, за что старшину прозвали Калаботом – сжигателем крепости».

Изучив вместе с работниками музея справочник территориально-административного деления района, мы нашли в нашем районе хутор Калабатку, который состоит из трех десятков домов (по счастливой случайности об этом нам рассказала посетительница музея, которая была в Калабатке год назад) и расположен неподалеку от станицы Черноерковской. Значит, и там люди боролись с захватчиками, поджигая их строения. Таким образом, легенды о хуторе Калабатка и его храбрых жителях нашли свое документальное подтверждение.

Но больше всего рассказывали мне о хуторе Свистельники, так как моя прабабушка Охрименко Раиса Ивановна, когда ей было семь лет, (в 1918-1919 годах) работала у хозяина этого хутора пастушкой — пасла в плавнях гусей. От нее я и узнала о том, как в наших краях жили в то время казачьи семьи. Оказывается, старый казак Свистельник был доброй души человек: приезжая с воскресного Варениковского базара, он привозил всем детям, не отделяя своих внуков от детей-батраков, гостинцы – петушков на палочках и большие пряники. Вся детвора собиралась вокруг мажары, запряженной парой быков, и ждала, когда дед Свистельник начнет их одаривать. Все девочки получали головные платки, робко забирая их вместе с петушком и пряником из протянутой большой руки старого казака, доброта которого помнилась всю жизнь. Особенностью этой большой казачьей семьи, по рассказам прабабушки, было их дружное проживание в одном хуторе: сам старый казак жил в хате, расположенной в центре с семьей младшего сына, три других его сына имели свои хаты здесь же. Вероятней всего, хаты на этом хуторе были саманные, так как Свистельник был казаком не бедным. В годы коллективизации казак и его большая семья, причисленная к кулачеству, была выслана из родных мест. Как сложилась судьба этого казачьего рода неизвестно, но потомков семьи казака Свистельника, по крайней мере в нашем хуторе, к сожалению, сегодня нет.

В предвоенные годы в оставленных хозяевами хатах жили приезжие люди. Великая война оставила свой страшный след и в нашем небольшом кубанском хуторке. Фашисты в 1943 году укрепились за «Голубой линией», проходившей по реке Курке. Нет, не узенькая речушка предстала тогда перед глазами разведчиков. Немцы пустили по ней воду Кубани. Широкая, заиленная речка с ледяной водой, три ряда колючей проволоки, минные поля, овчарки, бегающие между дотами, колокольчики и другая сигнализация. Фашисты, пытаясь соорудить неприступный рубеж, способный удержать наступление нашей армии, не жалели ракет и пуль, освещая и поливая свинцом каждый метр земли, превращая в крепость каждый дом…

Наступление на хутор Свистельников началось утром 31 марта 1943 года. «Всю ночь сыпал нудный дождь, но к утру дождь прекратился, взошло солнце»- так писал в своих воспоминаниях участник боев на хуторе Свистельников Дискант Николай Михайлович. Он рассказал о кровопролитном бое, длившемся почти без перерыва четверо суток, о небывалой стойкости бойцов, героизме своих однополчан, невосполнимых потерях друзей. А затем в его воспоминаниях есть такая фраза: «До войны на картах Славянского района была нанесена точка – хутор Свистельников. Сейчас ее нет».

Жители нашего хутора Коржевского свято чтут память воинов, отдавших свои жизни на хуторе Свистельникова. На месте боев (найденное захоронение погибших воинов было перенесено в хутор), 8 мая 1981 года был открыт обелиск воинам 9 и 58 армий, освобождавших хутор. За ним ухаживают ученики нашего кадетского класса. Ежегодно в день освобождения хутора 4 апреля и в день Победы мы возлагаем цветы к подножию этого обелиска. Документы, мемуары, отражающие боевой путь 351 стрелковой дивизии — участника боев за освобождение хутора Свистельникова, передал в наш школьный музей боевой славы политработник Дзекун Г.А., ставший Почетным жителем хутора Коржевского.

Каково же было мое удивление, когда на одном из уроков кубановедения я вдруг услышала, что эти известные мне рассказы о казачьей истории семи хуторов — лишь красивые легенды. Усадьбы пана Коржевского, о которой говорила Герасименко А.Н., здесь не было, вероятней всего, земли хорунжий отдавал под баштаны и пастбища.

Быль же о возникновении хутора такова: «По указанному положению 1870 года о наделении землей казачьих офицеров, в юрте станицы Анастасиевской получил участок земли сотник Онуфрий Коржевский, вышедший в отставку. Тут и возник хутор Коржевский».

Сегодня мой родной хутор, расположенный на землях хорунжего Коржевского, является поселком городского типа, его основой стал созданный в 1964 году рисовый совхоз высокой культуры земледелия, который долгие годы был одним из передовых хозяйств края. К сожалению, сегодня хозяйство признано банкротом, поэтому, что станет с хутором через два-три десятка лет, неизвестно. Наш хутор благоустроен: стараниями администрации и жителей у нас появилась «аллея любви», все улицы Коржевского асфальтированы.

Славен Коржевский и героическими подвигами в Великой Отечественной войне; на территории хутора находятся три памятника погибшим воинам, один из которых — на территории нашей школы.

Чтобы подтвердить исторический факт возникновения хутора, увидеть подлинные документы, мне пришлось побывать в историко-краеведческий музее города Славянска-на-Кубани. Директор музея Нина Андреевна Андрияш на мой вопрос ответила так: «Известно, что документы о наделении землями казачьих офицеров хранились в музее, но во время Великой Отечественной войны архив не уберегли, он сгорел». Получить подтверждение я не смогла, но зато получила предложение о сотрудничестве с музеем. Оказалось, что известная мне легенда о хуторе совершенно незнакома сотрудникам музея, и поэтому по их просьбе результаты своего исследования я с большим удовольствием передам в историко – краеведческий музей Славянска-на-Кубани.

Историю, как известно, переделать невозможно. Ее надо изучать, чтобы лучше понять сегодняшний день. История Кубани привлекательна и своим прошлым, и своим настоящим, ведь Кубань издавна была тем великим перекрестком, где сходились исторические пути многих племен и народов, великих культур Востока и Запада.

Итогом моей исследовательской работы стал сбор и систематизация всех известных, доселе разрозненных, обрывочных сведений и фактов о людях – основателях хутора, истории его возникновения. Проведенная поисковая работа, включавшая в себя не только изучение литературы, но и многочисленные беседы со старожилами здешних мест, позволила соединить легенды и были о хуторе Коржевского. Хочу надеяться, что собранные материалы будут востребованными.

Эту работу я посвящаю светлой памяти мой прабабушки, Охрименко Раисы Ивановны, благодаря рассказам которой мне небезразлична история моего хутора, легенды и сказания о нем, рассказы о судьбах живших на этих землях людей.

ЛИТЕРАТУРА

1. Андрияш Н.А., Заболотный Н.Л. Славянск-на-Кубани и Славянский район. Страницы истории. Краснодар, Советская Кубань, 1995, 176 с.
2. Дубовиков Н.В. Жуков на Кубани. Краснодар Берегиня, 2002, 39 с.
3. Маркова В.Н., Прокофьева С.Н. Великие легенды. М., Астрель, 2005, 317 с.
4. Ожегов С.И. Словарь русского языка. 57000 слов. Под ред. Шведовой Н.Ю. М., «Русский язык», 1988, 750 с.
5. Ратушняк В.Н. История Кубани. Краснодар, ОИПЦ «Перспективы образования», 2000, 231 с.
6. Скрылов А.И. Казачий словарь – справочник. Репринтное воспроизведение издания 1969 г. М., ТО «Созидание», 1992, 344 с.
7. Тимофеев Л.И., Тураев С.В. Краткий словарь литературоведческих терминов.
8. Чучмай Г.Т. Тайна географических названий. Краснодар, Кубанский учебник, 2000., 144 с.

Приложение 1

Рисунок

Приложение 2

1952 год